Абстрактные понятияМатериализоваться и персонифицироваться могут у Андреева и такие абстрактные понятия, как молчание, время, честность, ум, безумие, смех, мысль и др. В «Письмах о театре» Л. Андреев, говоря о Метерлинке, заметил, что он «одел свои идеи в штаны и заставил сомнения бегать по сцене». В принципе это справедливо по отношению к самому Андрееву.

Вот, например, как изображается молчание в одноименном рассказе в сцене, где отец Игнатий лежит на могиле дочери: «С ужасом почувствовал о. Игнатий, что в ухо его вливается что-то могильно-холодное и студит мозг и что Вера говорит, — но говорит она все тем же долгим молчанием. Все тревожнее и страшнее становится оно, и когда о. Игнатий с усилием отдирает от земли голову, бледную, как у мертвеца, ему кажется, что весь воздух дрожит и трепещет от гулкого молчания, словно на этом страшном море поднялась дикая буря. Молчание душит его; оно ледяными волнами перекатывается через его голову и шевелит волосы; оно разбивается о грудь, стонущую под ударами». «Но стоит он одну секунду и, не думая, сворачивает налево, потому что ждать и стоять нельзя. Молчание гонит. Оно поднимается от зеленых могил; им дышат угрюмые серые кресты; тонкими, удушающими струями оно выходит из всех пор земли, насыщенной трупами».

Часто материализуется и одушевляется у Андреева мысль, один из главных героев его творчества. В рассказе «Губернатор»: «Все ниже и ниже, кружась, как ястреб над замеченным кустом, и суживая круги, опускалась мысль в глубину». Герой рассказа «Полет» не терпел с самого начала детства ни улиц, ни тропинок, ни самых широких дорог, где наследственно предначертан путь — как в извилинах мозга стоит застывши умершая чужая мысль». Близкий образ мысли встречаем в рассказах «У окна», «В туманную даль» и других; в рассказе «Иуда Искариот» пустынный овраг был похож на обрубленный череп «и каждый камень в нем был как застывшая мысль». Человеческая мысль, ее победы и поражения, — главное содержание одаого из наиболее известных произведений Андреева «Мысль», построенного как исповедь доктора Керженцева. Это понятие как бы организует произведение точно так же, как тишина в «Молчании», смех в «Красном смехе».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: