Аллегорический образ стеныЧасто олицетворяется ночь. Наиболее выразителен пример в рассказе «Стена», где образ ночи взаимодействует с аллегорическим образом стены — главным героем этого рассказа. Он является уже в первом абзаце: «И сдавленная землей и небом задыхалась черная ночь, и глухо и тяжко стонала и с каждым вздохом выплевывала из недр своих острый и жгучий песок, от которого мучительно горели наши язвы», и далее: «Ночь никогда не уходила от нас и не отдыхала за горами, чтобы придти оттуда крепкой, ясно черной и спокойной. Оттого она была всегда такая усталая, задыхающаяся и угрюмая. Злая она была. Случилось так, что невыносимо ей делалось слушать наши вопли и стоны, видеть наши язвы, горе и злобу, и тогда бурной яростью вскипала ее черная, глухо работающая грудь», и в конце рассказа: «И глубоко вздохнула черная ночь». «Тяжко и глубоко вздыхала… ночь» также в «Жизни Василия Фивейского». В рассказе «В подвале»: «Пришла ночь. Пришла она черная, злая, как все ночи, и тьмой раскинулась по далеким снежным полям, и в страхе застыли одинокие ветви деревьев, те, что первые приветствуют восходящее солнце. Слабым огнем светильников боролись с ней люди, но сильная и злая, она опоясывала одинокие огни безысходным кругом и мраком наполняла человеческие сердца».

Олицетворен и тоже окрашен трагически город, его улицы, переулки и дома. Вот пример из рассказа «Город»: «Город был громаден и многолюден, и было в этом многолюдий и громадности что-то упорное, непобедимое и равнодушно-жестокое. Колоссальной тяжестью своих каменных раздутых домов он давил землю, на которой стоял, и улицы между домами были узкие, кривые и глубокие, как трещины в скале. И казалось, что все они охвачены паническим страхом и от центра стараются выбежать на открытое поле, но не могут найти дороги, и путаются, и клубятся, как змеи, и перерезают друг друга, и в безнадежном отчаянии устремляются назад». Еще пример из рассказа «В тумане»: «В ту ночь, до самого рассвета, задыхался в свинцовом тумане холодный город. Безлюдны и молчаливы были его глубокие улицы, и в саду, опустошенном осенью, тихо умирали на сломанных стеблях одинокие, печальные цветы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: