Авангардистская прозаНовые представления о пространстве и времени в неклассической физике сопоставимы с попытками новой организации пространства в авангардной живописи, преодолением упорядоченной во времени повествовательное в авангардистской прозе, новой структурой звукоряда в додекафонической музыке и почти совпадают хронологически. В сфере собственно искусства русский литературный футуризм может быть поставлен в один ряд с такими движениями, как немецкий экспрессионизм, французский кубизм, дадаизм, сюрреализм, абстрактная живопись и т. п., а отчаста является их предшественником. Впрочем, девяносто девять процентов современников решительно отказывались считать футуризм искусством.

Речь идет о таком походе против традиционной эстетики, по сравнению с которым писаревское разрушение эстетики выглядит младенческой забавой. Отшвыриваются прочь и эстетические нормы классической литературы, и в особенности — изнеженный эс — тетазм русского и европейского модерна. Все это безнадежно устарело. Стахотворение-выкрик, усваивающее язык улицы и претендующее на то, чтобы стать голосом улицы, рифмованная реклама, агитационный плакат, парадоксальное сочетание предельного индивидуализма с обращением к толпам; варваризмы, жаргон, эксперименты с языковым материалом вплоть до использования алогизмов, заумь как новый язык, будто бы способный передать динамизм и раскованность современной эпохи лучше, чем нормальная человеческая речь, разрушение традиционных замкнутых художественных структур — вот некоторые черты футуристической программы, не склонной даже вступать в полемику с прежним искусством, но попросту отменяющей его. Этой программе вполне отвечал внешний облик, манеры и поведение адептов футуризма: похожего на громилу, но чем-то неотразимо пленяющего Маяковского, полубезумного визионера Хлебникова, гориллоподобного Давида Бурлюка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: