Чеховская поэтикаЧеховскую поэтику Михайловский описывал негативно: «случайность» тематики, что как будто подтверждается вызовом, с которым Чехов, объясняя Короленко, как он пишет свои рассказы, взяв первый попавшийся под руку предмет, оказавшийся пепельницей, сказал, что к следующему дню может написать рассказ под названием «Пепельница». Но все, что с точки зрения старой художественной системы представлялось случайным и произвольным, было становлением иной системы, в которой «случайные» сюжеты и детали связывались на основании новой поэтической логики и согласно новой иерархии значений, составляющих своеобразие совершенной Чеховым «литературной революции». И второй «недостаток» молодого писателя — «отсутствие» ясной и конкретной идеи и идеала — на самом деле означал наличие системы ценностей, совершенно отличной от той, что была традиционно присуща русской литературе, а главным образом от той, которую исповедовал Михайловский; кроме того, у Чехова эти ценности утверждались не впрямую, как у Толстого, а в форме невысказанной точки зрения, с которой выбираются и систематизируются данные художественного опыта. В отличие от своих знаменитых предшественников и современников Чехов в художественном творчестве не решал этические, философские, религиозные, социальные проблемы, скорее он их ставил. А чтобы поставить и до этого нащунать проблему, надо обязательно иметь точку зрения, этико-интеллектуальную позицию и, следовательно, систему ценностей, систему, которая у Чехова была, насколько это возможно, самой недогматичной и поэтому не навязывалась читателю поэтического произведения как «общая идея», но оставалась взглядом на действительность, претворенным в художественный вымысел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: