Чеховские драмы«Комедия, три женских роли, шесть мужских, четыре акта, пейзаж ; много разговоров о литературе, мало действия, пять пудов любви» — так в письме к Суворипу автор характеризовал «Чайку», над которой в это время работал. Среди ингредиентов этой пьесы есть один специфический, не встречающийся ни в одной из чеховских драм: это не «пуд любви», которая, фунтом больше, фунтом меньше, наводняет все драматические сюжеты писателя, и дело даже не в том, что в ней мало «действия», что, между прочим, представляет собой новый тип сценического действия, впервые введенного Чеховым. Именно обилие «разговоров о литературе» и составляет своеобразие «Чайки» — пьесы о театре, искусстве, литературе, так что эти «разговоры» не являются чисто внешним моментом. Переходя ко второй фазе своего драматургического творчества, в первой своей «новой» драме Чехов считает необходимым размышлять о языке, которым пользуется, глубоко его обновляя, — языке театра, подобно тому как в «Платонове» проблема художественного выражения «неопределенности» современности составляла важную часть этого произведения. «Чайка» — пьеса, осознающая сама себя и саморефлектирующая, но не декларативная и программная, так называемая «идейная». Театр, искусство, литература представлены в ней не как отвлеченные понятия, а в слиянии с общей проблемой бытия и жизни в эпоху «неопределенности». Поэтому «Чайка» — полное воплощение чеховского театра, а не театральный «манифест».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: