Драматургические недостаткиЭти драматургические недостатки, вполне вероятно, были преодолимы чисто театральными, преимущественно актерскими средствами, при условии, что глубокая конфликтная основа пьесы всерьез увлекла бы режиссера. Мейерхольд и был таким режиссером. Он просил «Песню Судьбы» для постановки трижды — в 1908-м, 1909-м и, наконец, в 1912 году. В последний раз Блок даже колебался, но дело так и не сладилось. «…Для меня остается неразрешимым вопрос о двух правдах — Станиславского и Мейерхольда», — записал он тогда в своем дневнике. Если бы Мейерхольд «вытянул» «Песню Судьбы» в чисто театральном смысле, не снижая масштаба темы и конфликта, эта вещь «вытянула» бы его самого на более высокий уровень художественной проблематики, чем это было возможно в пределах тотальной «театрализации». Не получив «Песню Судьбы», он еще жестче закрепился на прежних позициях…

В ту же глухую щель между искусством МХТ и театральным авангардом 10-х годов попала сценическая судьба последней, наиболее совершенной пьесы Блока — «Роза и Крест» . Блок в этот период много думал о соотношении вечного и преходящего, всеобщего и конкретно-исторического, реальной психологии и высших духовных потенций — о важности этих соотношений в искусстве: «Пока не найдешь Действительной связи между временным и вневременным, до тех пор не станешь писателем, не только понятным, но и кому-либо и на что-либо, кроме баловства, нужным». В «Розе и Кресте» найдена и драматически раскрыта эта реальная связь местного, исторически преходящего с вневременным и всемирно-историческим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: