Эпигоны русского реализмаЕсли в этом эпигоны русского реализма и французские натуралисты сходились, то исключительно для первых был характерен, не только тематически, но нередко главным образом в плане литературного построения, опыт народничества и его кризиса. Такие писатели, как Эртель, этот опыт пережили непосредственно, у других, как у Боборыкина, он был объектом описания на основании «рабочих приемов» «научного» и «социологического» характера. У одного из писателей этого направления, Мамина-Сибиряка, появляется элемент этнографического характера, то есть подход к общей проблематике в рамках изображения своеобразного уральского быта. У Константина Станюковича к общим темам жизни русского общества в переходный период добавляется специфическая тема: жизнь моряков, которую пидатель, сын адмирала, знал непосредственно, проведя многие годы в морских походах.

Это все писатели, творчеством которых отмечен конец русского реализма XIX века и вместе с тем начало неореализма. Его центром в 1904—1914 годах станет издательство «Знание», вокруг которого они объединятся под эгидой Горького. В случае Гарина — Михайловского, который в первой половине 90-х годов опубликовал цикл романов о молодом поколении переходной эпохи, разрывавшей с прошлым, эта связь — прямая, так как впоследствии он стал сотрудником Горького по «Знанию». Но в группе «эпигонов реализма» было множество других плодовитейших беллетристов, авторов добротных прозаических произведений, не перешагнувших, однако, границ своего времени. Это Игнатий Потапенко, романы которого «На действительной службе» и «Не герой» в свое время заставили говорить о себе; их герои отказываются от деревенской жизни и возможности карьеры ради прямого контакта с реальной жизнью и живой связи с людьми. Или Михаил Альбов, в котором современники видели эпигона Достоевского, — талантливый писатель, способный создавать неуловимую атмосферу сумеречной реальности с сонмом бесцветных существ, оплетенных паутиной мучительных отношений. Все эти прозаики, рядом с которыми можно назвать других, от Василия Немировича-Данченко и Александра Шеллер-Михайловского до Казимира Баранцевича, составляют фон русской литературной жизни конца века, в их произведениях мы найдем как отражение русской действительности того времени, главным образом жизни интеллигенции и новых слоев буржуазии, так и проявление «реалистически-натуралистических» повествовательных тенденций, которые сохранятся, обновившись, в опыте и символизма, и постсимволизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: