Голубая розаОт этих годов поисков осталась серия рисунков и гуашей, которые очень похожи на ученические этюды и колеблются между реализмом, карикатурой, примитивизмом и новым искусством. До 1909 года Малевич остается под влиянием символизма и заимствует стилизованные формы и литературные сюжеты у художников санкт — петербургского «Мира искусства» и московской «Голубой розы»,

До 1909 года он несколько раз выставляет свои картины в «Ассоциации московских художников», где представлены также такие живописцы, как Кандинский, Ларионов, Давид Бурлюк’ и Алексей Моргунов.

Начиная с 1 9 10 года ситуация меняется. Малевич участвует в первой выставке «Бубнового валета» в Москве. В эту группу художников входили, с одной стороны, последователи Сезанна — Петр Кончаловский, Илья Машков, Аристарх Лентулов, а с другой — неопримитивисты во главе с Михаилом Ларионовым и Натальей Гончаровой, стремившиеся вернуться к национальным истокам народного искусства. В это время Малевич работает над крупными гуашами и испытывает влияние Натальи Гончаровой, а также Гогена, Матисса и Брака. С 1 9 1 1 года он участвует в выставках авангардистской санкт-петербургской группы «Союз молодежи».

Не только иконопись произвела на Малевича глубокое впечатление, он испытал также сильное влияние новых направлений русского искусства, возникших в 1907 году и порвавших с рутиной натурализма и символизма. Одно из этих направлений имело для него особое значение — это был неопримитивизм, основателями которого были Михаил Ларионов и его жена Наталья Гончарова. В марте 1912 года он присоединился к группе «Ослиный хвост», только что организованной в Москве Ларионовым и Гончаровой с целью привлечь внимание к новому русскому стилю, опиравшемуся на народное творчество. Здесь Малевич выставляет свои «нео — примитивистские» гуаши, в частности «Человека с мешком» и «Прачку» . В том же году Кандинский приглашает его участвовать во второй выставке рисунков и акварелей «Der blaue Reiter» в Мюнхене. Неопримитивизм возрождал наивную свежесть, динамизм и мощный схематизм русских народных картинок, вывесок, форм для пряников, игрушек. «Дезинтеллектуализация» живописи сопровождалась дезинтеллектуализацией сюжетов. Целая серия гуашей и рисунков, сделанных около 1911 года, показывают, что в это время он подражал Ларионову и особенно Гончаровой, у которой заимствовал широкие контуры и го — геновские цветовые пространства, мощь линий, византийскую неподвижность, особенно в фактуре глаз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: