Интеллектуальная жизньНа фоне этого замораживания интеллектуальной жизни страны мужество Лившица представляется еще более достойным восхищения, ибо если он и критикует ошибки и недостатки метода группы, то делает это во имя высших ценностей, провозглашенных движением, — во имя вечного обновления художественных форм. К тому же «Полутораглазый стрелец» представляет несколько убедительных комментариев подлинно будетлян — ской поэтики, той самой, которая принципы живописной композиции прилагала к словесному искусству. С этой точки зрения «Люди в пейзаже» — самая большая удача будетлянской прозы, позволяющая вслед за автором говорить об «опыте подлинно кубистиче — ского построения словесной массы» благодаря сдвигу зрительных планов через необычное употребление предлогов и наречий. Вот третья картина этого слов’есйого триптиха, написанного в «живописном ритме, вытеснил последние намеки на голосоведение»:

«Глазами, заплеванными верблюжьим морем собственных хижин — правоверное о цвете и даже известковых лебедях единодушие моря, стен и глаз! Слишком быстро зимующий рыбак Беле — рофонтом. И не надо. И овальными — о гимназический орнамент! — веерами по мутно-серебряному ветлы, и вдоль нас короткий усердный уродец, пиками вникающий по льду, и другой, удлиняющий нос в бесплодную прорубь. Полутораглазый rto реке, будем сегодня шептунами гилейских камышей».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: