Истинная музаДругой подход утверждает: в поэзии Гумилева «мало от акмеизма, хотя он сам его исповедовал». Критики этого направления указывают на зависимость Гумилева от символизма и считают его истинной музой музу мистическую, а не «музу дальних странствий», как говорил сам Гумилев.

Но большинство критиков занимает промежуточную позицию. Когда речь заходит о периодизации, последний период рассматривают как «возврат» к символизму, от которого Гумилев отошел в годы увлечения акмеизмом. Последние стихотворные циклы, в особенности «Огненный столп» , оцениваются, как правило, как «мистические» или «сюрреалистические».

В основном критики склонны согласиться, что попытки причислить Гумилева к какому-то одному «лагерю» малоуспешны. Один из авторов доказывает: Гумилева надо рассматривать в широком контексте «петербургской эстетики». Отличительные черты такого стиля — это синтез классической простоты и внерационалистиче — ской ориентации на реалистическую конкретность. Синтезирующий подход, но с акмеистским уклоном был недавно признан еще одним критиком по философским соображениям, автор указывает: бергсонианство явилось общим основанием акмеистской эстетики, а гумилевской в особенности, ибо акмеисты обрели здесь своего рода философскую санкцию на смешение идеализма и материализма в рамках «немистической доктрины».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: