Историческая наукаЗамечательный и проникновенный историк русской философской мысли и русской литературы, Гершензон как литератор начинал в русско-еврейской журналистике. К собственно исторической науке его подготовили занятия в Берлинском политехникуме и на историко-филологическом факультете Московского университета. Его руководитель, Н. Г. Виноградов, хотел оставить Гершен — зона при университете, но для этого надо было официально принять христианство, иначе еврей не мог получить право преподавать. Гершензон предпочел менее обеспеченную, а иногда и очень трудную материально, свободную жизнь неслужащего литератора, которая все же давала ему возможность заниматься тем, что отвечало его собственным интересам. Гершензон стал историком русской духовной жизни 1830—1840-х годов, той эпохи, когда из профессионального занятия немногих университетских ученых философия превратилась в средоточие интересов русской интеллигенции. Его в равной степени занимали и западники и славянофилы, он хотел понять внутренний смысл, религиозно-философскую основу политического утопизма Герцена и духовных исканий Печерина.

Потеря веры и ее обретение, муки, сомнения, метания между неверием и религией были, по-видимому, ему самому очень близки и понятны, помогали, может быть, найти реальный ответ на те вопросы, к которым неустанно возвращалась его собственная мысль. Больше всего Гершензона занимало изучение того, «как боролись в одном человеке пожирающая жажда догмата с врожденным стремлением к все большей истине, — символ вечной трагедии человечества».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: