История русской литературыОпровергнуть само существование «советскости» невозможно, но необходимо устранить глубокую двойственность этого понятия: «советским» являлось все то, что создавалось в границах государственного образования, носящего название СССР. Это слово представляло собой также политико-идеологическую характеристику, которую советские власти определяли по своей прихоти то так, то эдак. Понятие «русская литература советского периода» включает в равной степени оба значения этого слова, и в нашей «Истории русской литературы» рассматривается как преемственность, так и разрыв дореволюционной и послереволюционной литературы. Поэтому на ее страницах речь пойдет как о тех «советских» писателях, которые просто являлись гражданами СССР, так и о тех, которые верны советской идеологии. Естественно, что при таком историческом подходе, свободном от каких бы то ни было узких политических критериев, определение места некоторых писателей в литературе и формулировка некоторых проблем не совпадают с теми определениями и формулировками, которые бытовали в СССР. Часто значение некоторых авторов, записанных в советских трудах по истории литературы в «классики», уменьшается или изменяется. Кроме того, некоторые общие проблемы, которые в советской традиции имели жестокую идеологическую окраску, рассматриваются в нашем труде с исторической и критической точки зрения. В целом этот труд представляет собой не только оригинальный анализ развития русской литературы и искусства нашего века, но также их полную систематизацию и обобщение, что, конечно, не исключает пробелов, неизбежных в подобных исследованиях общего характера.

В настоящее время речь идет об эпохе, которую можно назвать удивительным промежутком между «великим веком», иными словами, золотым веком русской поэзии и романа, и советской эпохой, длившейся до 1991 года, несмотря на потрясшие ее кризисы. В этот период русская литература, так же как и все остальные области русского духовного творчества, достигла небывалого расцвета. В истории европейского искусства эти два насыщенных десятилетия подобны манящему, все еще не до конца исследованному континенту. Цель данного тома нашей «Истории» — предоставить исторические и критические инструменты для новой исследовательской работы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: