История русской поэзииТридцать лет снустя, в 1969 году, вышла «История русской поэзии», где Вера Тимофеева, в сущности, повторяет своего предшественника; в акмеизме она странным образом видит «ницшеанство сквозь призму Парнаса»’, сумбурную теорию, эстетство, «сознательную или неосознанную… поддержку буржуазно-дворянского строя», «смакование уродства», уход от социальных проблем и формализм. В. Тимофеева выражается цивилизованнее, чем Б. Михайловский, но их позиции сходятся; впрочем, даже интеллигентный А. И. Павловский полагает, что акмеисты сменили «условный макрокосм символизма… на микрокосм повседневности, но и то, и другое фактически выражало их враждебность по отношению к революции и революционному народу».

Все рекорды фальсификации побил Жданов, который, громя Ахматову в докладе 1946 года, цитировал отдельные фразы из ман — делынтамовского «Утра акмеизма», например о «физиологически гениальном средневековье» и о соборе Парижской Богоматери, который есть «праздник физиологии, ее дионисийский разгул», — цитировал, чтобы сказать, что «"назад к средневековью" — таков общественный идеал этой аристократическо-салонной группы. Назад к обезьяне — перекликается с ней Зощенко». По мнению Жданова, и символисты, и акмеисты тащили русскую литературу «в болото безыдейности и пошлости», акмеисты же были против «внесения поправок в бытие», потому что «это старое, дворянское бытие им нравилось, а революционный народ собирался потревожить это их бытие…». Чем же все это кончилось? Тем, что «в октябре 1917 года были вытряхнуты в мусорную яму истории как правящие классы, так и их идеологи и песнопевцы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: