История русской поэзииПоявления перечисленных произведений Гумилева и Мандельштама было достаточно, чтобы «Дракон» занял почетное место в истории русской поэзии. Участие вождей символизма придавало ему особый интерес. Да и новые поэты, появлявшиеся почти впервые, — Рождественский, Нельдихен, Одоевцева — производили впечатление свойственной каждому из них индивидуальностью и неподдельной чистотой голоса. Альманах «Дракон» не отличался цельностью, впрочем, он, как и всякий альманах, на таковую не претендовал. Стихи в нем были очень разные — черный юмор Сологуба в стихотворении «Госпожа Склока» или старом, еще досимволистском «Сне похорон» , новое рококо Георгия Иванова в духе «Галантных празднеств» Верлена, высокий гармонический эллинизм Мандельштама, намеренно дурашливые верлибры Нельдихена, неоромантические баллады Рождественского, проникнутые литературной экзотикой — все это создает ощущение многообразия, интонационного богатства, пестроты. Сборник завершается тремя статьями, столь же разношерстными: отрывками из прозаической «поэмы о звуке» Андрея Белого «Глоссолалия», статьей Гумилева «Анатомия стихотворения», где теория поэзии сопоставляется с естественными науками: «Стихотворение — это живой организм, подлежащий рассмотрению: и анатомическому, и физиологическому» — и где в заключение поэты призываются взвешивать каждое слово с той же тщательностью, как и творцы культовых «песнопений»: наконец, альманах завершается статьей Мандельштама «Слово и культура», где утверждается, что «социальная религия и классовые противоположности бледнеют перед разделением людей на друзей и врагов слова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: