Классическая мечтаПосле критики, которой его подвергли Мейерхольд и актер Михаил Чехов, Станиславский постепенно придает большое значение физической подготовке актеров, призывая их осваивать роль пластически. В то же время он начал с большим доверием относиться к инстинкту.

Классическая мечта Станиславского основана на убеждении в том, что вечные ценности человеческого сознания неминуемо, естественным путем ведут к прекрасному и гармоничному устройству общества. Можно справедливо возразить, что такая позиция не учитывает бессознательных побуждений человека и проявлений варварства, которые постоянно подстерегают жизнь цивилизованного общества. Важно отметить, что именно в тот момент, когда в Советском Союзе варварство достигло наивысшего предела, его власти воспользовались как ширмой застывшим понятием прекрасного, унаследованным от XIX века. Но, даже присвоив с выгодой для себя классический идеал, которым вдохновлялся Станиславский, они не были до конца уверены в том, что искусство подчинится их предписаниям.

В действительности классицизм Станиславского вдохновлялся неунывающим стоицизмом Чехова, человека, которого можно считать единственным «демократом» в стране, где гуманизм нередко превращался в сектантство, нетерпимость и даже жестокость. Станиславский вел ту же борьбу и так же, как и Чехов, в какой-то момент был «использован» в речах о «советском гуманизме». В официальных трудах в течение долгого времени прославлялись его «реализм» и «прогрессизм», он служил символом борьбы против «формализма» и «декадентства». Классицизм Станиславского был использован в качестве маски, под прикрытием которой одно за другим были уничтожены проявления живой современной культуры, то есть то, что представляет собой необходимое условие для эстетического творчества, достойного этого имени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: