Контекст культурыВ силу всего сказанного лишь теперь становится возможным предварительное осмысление места Вяч. Иванова в контексте культуры XX века, не только русской, но и мировой, в частности в контексте испытываемого ею сегодня кризиса. Со временем более четкими становятся важные точки соприкосновения его исканий со всем созидательным, что мы наблюдаем в западном модернизме. Как поэт торжествующих форм, он закономерно сопоставим с Полем Клоделем и Стефаном Георге. Поразителен параллелизм его идей со многими заключениями аналитической психологии К. Г. Юнга. Некоторые положения его теории символизма предвосхитили, с одной стороны, философию Э. Кассирера, с другой — развитие семиотики. В области философии культуры и построении «нового гуманизма» он выступает соратником Т. С. Элиота и Томаса Манна. В сфере религиозного чувствования он соприкасается с душевными состояниями Томаса Мертона и Симоны Вейль. Особую актуальность, имеющую универсальный смысл, придает его творчеству метафизический оптимизм. При модном ныне культе всеобщего уныния и абсурда следует особенно внять призыву к восстановлению изначальной целостности человека, к примирению его с Богом, миром и самим собой и к провозглашению — в ответ на нигилистическое «нет!» распадающейся культуры — утвердительного «да!». Современный американский исследователь не случайно сравнил посмертную судьбу русского поэта с историей признания Уильяма Блейка. Есть все основания надеяться, что Вячеслав Иванов займет в недалеком будущем почетное и по праву ему принадлежащее место в духовной жизни человечества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: