Культ расыГипостазирование чистой и нечистой России сопровождается своеобразным культом расы. Повсюду толкуют о «желтой опасности»: боязнь ее проникает в души, пронизывает стихи Блока и прозу Белого. Тема эта, звучавшая, конечно, более или менее аллегорически и восходящая к Мережковскому и Герцену, постепенно принимает форму неотвязного бреда: мы «позевываем над желтой опасностью, а Китай уже среди нас. Неудержимо и стремительно пурпуровая кровь арийцев становится желтой кровью. В музыке мы бессознательно прислушиваемся к этой сущности». Блок называл статью «Формы искусства» гениальной, хотя и предлагал поправку: он полагал, что нужно отчетливо понимать, «где лежит граница между феноменальным и ноуменальным» , то есть разница между музыкой-искусством и музыкой — «символом души мировой стихии» .

Ближний мир — феноменальный, дальний — ноуменальный; связь между ними осуществляется посредством музыки.

Такова константа блоковской поэтики — с его точки зрения, такова и вообще основа символистского искусства, которое, по мнению Блока, есть искусство единственно возможное. В программной статье «О современном состоянии русского символизма» он писал: «Солнце наивного реализма закатилось; осмыслить что бы то ни было вне символизма нельзя. Быть художником — значит выдерживать ветер из миров искусства, совершенно непохожих на этот мир, только страшно влияющих на него; в Тех мирах нет причин и следствий, времени и пространства, плотского и бесплотного, и мирам этим нет числа».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: