Культурное наследиеКак синтез всех религиозных ожиданий трудящегося человечества на протяжении истории — религия для Луначарского не более чем «культурное наследие» пролетариата — «научный социализм — самая религиозная из всех религий, и истинный социал-демократ — самый глубоко религиозный человек».

Действительно, научный социализм — это религия гуманизма или, как говорит Луначарский, повторяя Фейербаха, «религиозный атеизм». И действительно, нет трансцендентального бога. Согласно Фейербаху, Бог превращается в человека. Homo homini Deus. «Бог как Всезнание, Всеблаженство, Всемогущество, Всеобъемлющая, Вечная жизнь — есть действительно всечеловеческое в высшей потенции». Религия — не вера в сверхчеловеческое, а единение людей в «виде», по определению Фейербаха, и стремление это единение закрепить в коллективе. В коллективном опыте, в духе коллектива, в самом факте коллективности усматривалась религиозная идея, и личность, которая растворяется как часть «Etre supreme»— «вида» — в коллективе, выполняет тем самым религиозную функцию.

Не в последнюю очередь дебаты вокруг марксистского «богостроительства» послужили толчком к резкой критике интеллигенции со стороны вышедших в 1909 году «Вех»: прежде всего критике подверглось обожествление народа интеллигенцией. Бердяев, Булгаков, Струве и Франк указывали на кризис, переживаемый интеллигенцией. Они видели этот кризис в первую очередь в мистике революции, перед которой интеллигенция преклонялась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: