Лиризм БунинаКонкретные результаты отмеченных выше устремлений весьма различны у разных писателей. Усиление субъектности повествования открытого авторского слова, естественно, способствует раскрытию авторской личности, если не реальной, биографической, 19*то сконструированной художником, что должно иметь своим следствием и более отчетливую, более определенную эмоциональную тональность повествования. Говоря о литературе конца XIX — начала XX века, надо сказать о глубоко пронизывающем повествование лиризме Бунина, повышенной экспрессивности рассказа у Л. Андреева, отметить открытую публицистичность и философичность произведений Розанова и Андрея Белого. Эти свойства и определяют стилистическое своеобразие каждого художника, находя отражение в отборе и организации языкового материала.

Отмеченная выше тенденция к усилению антропологического начала в литературе могла принимать разные конкретные художественные формы, получать различные художественные решения. Так, например, у Леонида Андреева это могло приводить к тому, что социальное бытие героя оказывается случайным, несущественным, никак не определяющим его жизнь в произведении. А в крайней форме он мог вообще лишиться всяких социальных черт и примет, например в драмах «Жизнь человека», «Царь-голод». В этой связи можно привести прямое признание Андреева в письме к Чуковскому: «Мне не важно, кто «он», герой моих рассказов: поп, чиновник, добряк или скотина. Мне важно только одно — что он человек и как таковой несет одни и те же тяготы жизни», и далее: «…все живое имеет одну и ту же душу, все живое страдает одними страданиями и в великом безличии и равенстве сливается воедино перед грозными силами жизни».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: