Максимилиана ВолошинаО Максимилиане Волошине — человеке, гостеприимном хозяине, балагуре, выдумщике, неутомимом ходоке, феноменальном собеседнике — написаны сотни страниц. О Волошине-поэте — очень мало. И то и другое объяснимо. Волошин был словно создан для мемуаристов: его колоритную фигуру описывать весело. Массивный, даже тучный, со львиной шевелюрой, курчавой бородой, гудящим басом и стремительной легкой походкой — таким вспоминают его все, кому довелось встречаться с этим человеком, необычайным по безоглядной щедрости, деятельной доброте, быстрому уму и блестящей многосторонней образованности. Встречались же с ним многие; уже за несколько лет до революции дом Волошина на восточном берегу Крыма, рядом с Феодосией, стал для писателей, художников, артистов, музыкантов творческим центром: сюда, в местечко со звучным названием Коктебель, съезжались гости со всей России, жили иногда и подолгу, а потом с изумлением рассказывали про хозяина, который, находя доброе слово и ободряющую улыбку для каждого, успевал писать акварельные пейзажи, сочинять стихи, размышлять над философией истории и судьбой мироздания, продолжать свои излюбленные искусствоведческие штудии о русской живописи XIX века, о готической архитектуре Европы, о художниках-современ — никах, переводить любимых французских и бельгийских поэтов, и прежде всего Эмиля Верхарна, но также Эредиа, Анри де Ренье, Малларме, и, наконец, опираясь на суковатый посох, пускаться в опасные горные экскурсии в сопровождении стонущих от страха и усталости столичных дам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: