Малопитательное искусствоВ плане содержания футуризм оказался малопитательным искусством. Сбросив с парохода современности Пушкина, Толстого, а заодно и все свершения Серебряного века, он сам продержался на этом пароходе, при все возраставшей качке, каких-нибудь десять лет. Уже самая установка на сверхсовременность быстро сделала его несовременным. Но свою главную задачу футуризм выполнил. После «гениального кретина» Хлебникова, как бы воссоздавшего первые дни сотворения художественного космоса из языковой плазмы, после размалеванных с варварским упоением фанерных плоскостей поэзии Маяковского вернуться к старому эстетическому зрению невозможно.

Русская литература в десятые годы — эпоха почти беспрецедентного господства поэзии. В творчестве виднейших представителей символизма и акмеизма, о футуристах и говорить нечего, прозаические опыты, порой даже весьма объемные и претендующие на значительность, например проза 3. Гиппиус и особенно В. Брюсова — романы «Огненный ангел» и «Алтарь Победы», сборники новелл «Земная ось» и «Ночи и дни», — играли все же второстепенную роль либо выходили за рамки собственно художественной литературы. Исключение составляют лишь Андрей Белый и Ф. Сологуб. Но и они — поэты. «Чистых» прозаиков можно перечесть по пальцам. Что еще примечательнее — при отдельных значительных художественных и стилистических достижениях проза в целом не в состоянии создать ни одного целостного и оригинального направления. Реалистическая проза начала века производит впечатление обессиленной. Со смертью Чехова и Толстого из литературы уходят два последних классика. Роман, занимавший со времен Гоголя стратегические высоты, уступает место малым жанрам — повести и рассказу, а они в свою очередь испытывают сильнейшее воздействие поэзии, стремящейся размыть и затопить все.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: