Младший символизмВ период публикации «Прозрачности», в более камерном ключе развивающей тематику «Кормчих звезд», Вяч. Иванов знакомится с Брюсовым, Бальмонтом, Мережковскими, Блоком, Белым. С двумя последними образуется тесное товарищество, которое позднее выльется в движение так называемого «младшего символизма». В 1905 году после долгого пребывания за границей Иванов с женой окончательно обосновались в Петербурге. Начинается период «сред» и «Башни» .

Вяч. Иванов называл себя «зодчим мостов», и именно эту роль он играл во время многолюдных собраний на его квартире. Все литературные и даже политические направления были представлены на «средах» — спектр их участников простирался от Хлебникова до Ахматовой, от Флоренского до Луначарского. Одаренный педагог и тонкий психолог, хозяин «сред» обладал способностью завораживать окружающих и максимально способствовать их самораскрытию. Разумеется, имелась и обратная сторона медали. Духовная жизнь Вяч. Иванова была в эту эпоху непростой и противоречивой. Прирожденный «диалектик» в античном смысле этого слова, свободно владевший сократическим умением маевтики, он иногда соблазнялся лозунгом воплощения искусства в жизнь и включался в сложные, а то и сомнительные психодрамы, если и не провоцируя их прямо, то стремясь по крайней мере найти им то или иное метафизическое оправдание. Окрашенные Эросом, психодрамы эти выливались, однако, в изысканное мастерство его стихотворных пьес тех лет, позднее составивших первый том сборника «Cor ardens». Несмотря на ставшую легендарной общительность, он работает плодотворно и вдохновенно, и не только в области поэзии: завершает свое первое исследование по религии Диониса, публикует многие из статей, которые войдут в состав трех эссе — истских сборников: «По звездам» , «Борозды и межи» , «Родное и вселенское» .

В разгар этой многообразной деятельности Вяч. Иванова постигает жестокий удар. В октябре 1907 года неожиданно скончалась Л. Д. Зиновьева-Аннибал. Смерть ее вызвала тяжелый кризис, давший жизнь поэзии раскаленной страсти, облеченной в ледяную форму, — таково содержание второго тома «Сог ardens», начинающегося латинским стихотворением «Breve aevum separatum» , «Сог ardens» являет собою высшую точку дореволюционной лирики Иванова. Если в первом томе отразились насыщенные одухотворенной чувственностью перипетии взаимоотношений обитателей «Башни» и их окружения, то во втором поэт, изнемогая в страдании, восходит до религиозных высот и нисходит до метафизических глубин. Центральное место в этом томе занимает поэма в сонетах «Спор» — диалог поэта со Смертью, одно из самых пронзительных произведений мировой поэзии, выражающих ужас от столкновения с Трансцендентным и отчаянную тоску по теодицее: это поэзия, приближающаяся к уровню «Книги Иова» и «Книги скорбных песнопений» Григора Нарекаци.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: