Модернистская утонченностьКак писатель Флоренский обнаруживает склонность, с одной стороны, к архаизирующей стилизации, с другой — к модернистской утонченности. «Столп и утверждение истины» изобилует лирическими медитациями, «стихотворениями в прозе», описаниями сложных психических состояний. Наряду с традиционными стилистическими приемами, восходящими к восточной патристике и гомилетике, Флоренский пользуется живым словарем церковного и внецерковного быта; он нередко учитывает также опыт русской романтической прозы пушкинских времен. Хотя «Столн и утверждение истины» и другие произведения Флоренского предполагают серьезную общую и философскую подготовку читателя, изложение в них в целом носит ясный, логический и даже популярный характер: это образцы той традиции научно-художественной прозы, которая восходит к античности и хорошо известна на Западе, но получила сравнительно малое развитие в России.

Русский журнализм относился к Мережковскому с враждебностью, и на этом фоне тонули голоса сочувствовавших, даже если ими были А. Блок или В. Брюсов. Впрочем, признававшие его заслуги, а то и восхищавшиеся ими спешили делать разнообразные оговорки, так что могло создаться впечатление, что у Мережковского великое множество читателей и почти полное отсутствие по —

Читателей. Ему последовательно отказывали в художественном даре, исторической компетентности, философской оригинальности и религиозной искренности. Обвинения в схематизме, словоблудии, безжизненности стали общим местом в посвященных ему литературно-критических работах, вплоть до того, что иной публицист мог без лишних слов объявить его «великим мертвецом русской литературы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: