Модернистские поискиКогда было окончательно покончено с Мейерхольдом как с символом «антигуманизма», а вместе с ним с любыми модернистскими поисками, в советском обществе исчезло всякое творческое напряжение. Смерть Станиславского позволила фетишизировать его «систему» и превратить ее в учение, обязательное для всех театральных деятелей. Свойственное ей стремление к обобщению искажается и приспосабливается к тому, чтобы наделять внутренней логикой малоубедительные персонажи, иллюстрирующие различные лозунги властей. Ходульные «положительные» и «отрицательные» персонажи в пьесах разрешенных драматургов становятся почти реалистичными благодаря тонкой психологической игре актеров, обученных технике Станиславского. Это приводит к невыносимому противоречию между внутренней потребностью в правде и искусственностью и даже лживостью исполняемых ролей. Самым явным следствием этого противоречия стал упадок Художественного театра после смерти Станиславского.

Лишь со времени «оттепели» правда вновь начала проникать на театральные подмостки. После того как было разрешено в некоторой степени инакомыслие, отмеченное эстетической реабилитацией Мейерхольда, учение Станиславского вновь обрело смысл как открытый и способный к совершенствованию метод. Благодаря сочетанию строгости этого учения с открытостью появилась возможность усовершенствовать его путем введения психоанализа в курс подготовки актеров. Это было сделано в «Actor’s studio» в Соединенных Штатах. Портрет именно такого, живого Станиславского украшал фойе московского Театра на Таганке, руководимого Юрием Любимовым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: