Нацистская оккупацияЕвреинов пишет еще одну пьесу — «Чему нет имени», в которой применяет свой метод: описывая ужасы русской революции и нацистской оккупации, он использует в качестве метафоры кошмарный сон. В пьесе представлен душевнобольной человек, который видит кошмары, тогда как наяву человечество живет мирно и гармонично. Не было первой мировой войны, революции и второй мировой войны. Атомная энергия служит на благо человечества, которое живет в идиллическом мире. Это пацифистское и рационалистическое моралите не может, к сожалению, быть серьезным оружием против ужасов действительности. Бессилие театральности перед реальностями современного мира встает здесь с особой силой.

Охваченный тревогой, замкнутый в четырех стенах, Евреинов во время войны вспоминает в своем произведении «В школе остроумия» то время, когда он работал в «Кривом зеркале», и пытается строго изложить свою концепцию смешного в работе «Искус — 28-939ство смешить». Эти две рукописи были отправлены в Москву, но так и не были опубликованы.

В эйфории победы в 194 6 году Евреинов опубликовал работу «Театр в Советской России», в которой он лишь повторяет штампы, используемые официальной пропагандой. Его другая работа, «История русского театра», опубликованная в 1947 году, более интересна. Она написана хотя и пристрастно, но профессионально. Евреинов, верный своей теории, стремится доказать, что, несмотря на отсутствие написанных театральных произведений, театр в России существовал с самых древних времен. В его представлении все становится театром, начиная от процессий и кончая народными играми. После беглого обзора XIX века, в котором он по традиции говорит о развитии самостоятельного театра в России благодаря Грибоедову, Пушкину, Гоголю, Тургеневу и Островскому, он посвящает основную часть своего труда возникновению в России современного театра, отдавая, как это принято, должное Станиславскому.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: