Натура ДягилеваЕсли натура Дягилева была вся обращена к активной деятельности, сама эта деятельность была глубоко пропитана его культурой и склонностью к философии и теории искусства. Конечно, умозрительность — это не его стихия, и все-таки каждый его эстетический выбор всегда был плодом размышлений, раздумий. Восприятие мира сближало Дягилева с его современниками, первыми символистами, только сильное творческое начало которых могло вызволить Таинство Прекрасного из глубин души. Он разделял идеи Рескина и Вильяма Морриса, о которых столько спорили в России в конце XIX — начале XX века

Журнал Дягилева «Мир искусства» и выставки под тем же названием подготовили к 1906 году почву, на которой в России начиная с 1907 года стал стремительно развиваться авангард. Отказ от критического реализма, от искусства, воспроизводящего только то, что привлекает человека в реальной жизни, «ретрос — пективизм» , то значение, которое стали придавать прикладным искусствам, направленным на создание стиля целой эпохи, выражающим в себе мельчайшие детали городского окружения, украшение интерьера — все эти характеристики были первостепенной важности, для того чтобы вывести русское искусство из провинциализма и поставить его в один ряд с европейским искусством. «Выставка русского искусства», организованная Дягилевым в 1906 году в Париже, была очень большой, она представляла более семисот произведений трехсот художников, начиная с мастеров иконописи. «Выставка русского искусства» продемонстрировала основные направления художественного пробуждения в России накануне первых авангардистских потрясений. Александр Бенуа, одна из главных фигур течения «Мир искусства», в предисловии к каталогу выставки так характеризует основных художников, представляющих это движение, чьи полотна занимали львиную долю экспозиции: Сомов провозглашен «одним из восхитительнейших мастеров современного искусства»; о Баксте, Добужинском, Лансере и Бенуа сказано, что «их искусство, порою литературно окрашенное, предпочитает изысканность ощущений, высоко ценимых в самые утонченные эпохи, оно находит удовольствие в тихих прогулках по прошлому и преклоняется перед тем, что составляет самую суть, самое ценное, редкое». Этому «петербургскому искусству» Бенуа противопоставляет «московское искусство, идущее в основном от великого декоратора Врубеля и представленное наиболее ярко Головиным, Миллиоти, Судейкиным и Павлом Кузнецовым»; «это искусство имеет более декоративную направленность, оно более откровенно живописное».Упомянутые художники, к которым следует отнести и армянина Мартироса Сарьяна, образуют ядро движения живописцев-символистов «Голубая роза», их вдохновил пример Врубеля и Борисова-Мусатова. «Голубая роза», несмотря на свой высокопарный, парящий лиризм, сыграла важную роль в вытеснении натурализма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: