Небытие абсурда«Асел напрокат» повествует о любви и желании, о превращениях и безумии, которые выпадают на долю влюбленных. В «Острафё пасхи» намечается значительный творческий поворот: революционное настоящее России врывается в абстрактное повествование, облеченное в аллегорическую форму путешествия к острову Пасхи, где Скульптора убивают его же изваяния, в которых он вдохнул жизнь. В конце «Зга Якабы», этого трагического и мрачного раздумья о самой сути поэта и мира, о реальности, всегда более правдивой, если она отражается в зеркале, «хозяин» сообщает о возвращении «слепого конца»: возникший из небытия, из небытия абсурда, и к небытию возвращенный, управляемый вечным «хозяином», поэт Зданевич перевоплощается на наших глаз&х: полумуж — чина-полуженщина ; полуживой-полумертвый, он предстает перед читателем как в своей жизни, так и в ее зеркальном отражении — деформирующем и, значит, правдивом отражении его «ту — тистской зауми».

«Зга Якабы» — последняя из пьес, написанных в России. В Париже он публикует свою пятую и завершающую пьесу — «ЛеденТУ ФАрам», посвященную памяти Михаила Ле Денту, умершего по возвращении с фронта в 1917 году. Со всех точек зрения эта пьеса является окончанием цикла «Аслаабличья».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: