Недостижимый идеал«Он догадывался, что иллюзия иссякла и что уже начиналась новая, нервная, сознательная жизнь, которая не в ладу с покоем и личным счастьем» . Эти слова из «Учителя словесности» выявляют момент кризиса и перелома в судьбе чеховского героя, наделенного в данном случае, так сказать, двумя прошлыми: ближайшим прошлым его любви и женитьбы, которое как будто так поэтически изображено в ходе повествования, но постепенно разоблачается непоэтическими деталями, пока герой не прозревает, и идеализированным далеким прошлым, предстающим как очистительный приют и уже недостижимый идеал, к которому стремится герой. «Норма» — всегда тоска по когда-то имевшей место полной жизни, тоска по полноте, которую можно сохранить только в памяти, как в рассказе «У знакомых», где счастливое прошлое, кажется, вот-вот воскреснет, но герой бежит от того, что для него оказалось бы профанацией потенциально возможного счастья, реального только в памяти. Последний рассказ писателя, «Невеста», отмеченный нотой энергии, отсутствовавшей в предыдущих рассказах, тоже, однако, верен этой философии, и поэтому представляются надуманными толкования, приписывающие героине светлое революционное будущее: «невеста» всего-навсего идет чуть дальше «учителя словесности» — выходит из своего «футляра», благо прозрение для нее наступило до замужества, когда она еще свободна от гражданских уз и обязательств. Но и о ней мы не знаем ничего «положительного»: «новая жизнь», «нервная и сознательная, которая не в ладу с покоем и личным счастьем», остается за рамками повествовательного мира Чехова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: