О духовном в искусствеТрактат «О духовном в искусстве» стал известен почти одновременно в России и в Германии в начале 1912 года: 1 1 и 13 января на Всероссийском съезде художников в Санкт-Петербурге он был зачитан «патриархом русского футуризма» Николаем Кульбиным и опубликован по-немецки в Мюнхене. Произведения Кандинского были представлены на выставке «Бубнового валета» 1910 года в Москве, кроме того, четыре его стихотворения в прозе из цикла «Klange» появились в альманахе «будет — лян» «Пощечина общественному вкусу», что вызвало протест Кандинского, который, без сомнения, был шокирован иконоборческими настроениями по отношению к классикам, выразившимися в этом манифесте с его знаменитым афоризмом; «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода современности». В 1912 году Кандинский не только пригласил русских художников участвовать в выставке «Der blaue Reiter», но для одноименного альманаха перевел на немецкий язык работу Давида Бурлюка о современной русской живописи и отрывки из «Итальянских впечатлений» В. Розанова, а также познакомил немецкий мир с русским лубком, выпустив многочисленные репродукции.

Петр Кончаловский в десятых и двадцатых годах колебался между агрессивным экспрессионистским стилем, стремлением к декоративности, предку — бистским аскетизмом и неопримитивизмом. Некоторая резкость в наложении красок, несдержанность в контрастах, увлечение колоритом земли — вот отличительные черты этого московского художника. По тематике он близок к французскому постсезанновскому направлению, и в то же время фактура его полотен содержит интонации, близкие к немецкому экспрессионизму, хотя они и сохраняют своеобразие славянской гаммы. У Ильи Машкова мы обнаруживаем тонкое чувство декоративного, в его натюрмортах цветовые пятна образуют чистые контрасты: «Фрукты на блюде », 1910, «Тыква», 1914 . Сюжеты Аристарха Лентулова предстают как бы в танцевальном движении, близком к орфизму Роберта и Сони Делоне и образуемом еле заметной игрой кривых и прямых линий, чередованием ярких светлых и затемненных зон. Роберт Фальк доводит до крайних пределов ту цветовую конструкцию, которую можно было видеть у Сезанна, используя при этом некоторые геометрические приемы парижского кубизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: