Общеизвестные слоиМногие поэмы — это просто каталоги существительных, образованных при помощи одних и тех же уменьшительных суффиксов; отсюда — смесь общеизвестных слов с изобретениями ее фантазии. Общеизвестное «котик» порождает, например, серию неологизмов, таких, как «воркотик» , «дуратик» , «пушатик» . Когда в стихотворении она употребляет слово «скалочка» в значении «маленькая скала», то этому сопутствует такой комментарий: «Что есть в данном случае «скалочка»? Это просто нечто, придуманное мною. Это звучит очень приятно — «скалочка». Это похоже на что-то среднее между «ласточка» и "лодочка"».

Здесь соединены три типа звуковых рядов. Последняя строка — это простое звукоподражание шелесту елей, столь характерных для финского пейзажа. Третья строка — неологизм; вместо «хвой шумят», что означает «иглы шелестят», стоит «хвой шуйят», которое рождает звукоподражательный эффект и вызывает ассоциации с детским взглядом на мир. Две первые строки наводят на мысль о колыбельной; впечатление усиливает шелест елей в следующей строке. Но в то же время эти строки напоминают восприятие финского языка иностранцем.

Что известно о нем? Шкловский на последних страницах своего «Зоо» неожиданно обращается к этому образу, удивительному, все себе подчиняющему, несколько зловещему: он показывает нам не поэта, но свидетеля истреблений. У немногих избранных еще хранятся экземпляры его футуристских изданий: хранятся как реликвии, точнее, как диковинки. «Раньше писали любопытные вещицы» — таково общее мнение. И не очень-то ясно, для чего все это было нужно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: