Оконные рамы и чайные носикиОконные рамы и чайные носики, янтарные отблески на улице и брызги на стенах — все, что Гуро увидела и заприметила в своих зарисовках, — это не реальные детали городского пейзажа; их поэтическая ценность доказывает, что «красота» и «художественность» присутствуют во всем и зачастую там, где люди их и не искали. Однако наиболее важным источником поэтических впечатлений был для Гуро не современный город, но природа, которая занимает первый план в сборнике «Небесные верблюжата». То был особый тип природы; побережье Балтийского моря, где она и ее сестра проводили летнее время в детстве, отдыхая на даче своих родителей. Позднее она и ее муж снимали летний дом на юге Финляндии; она умерла в маленькой финской деревне Уусикиирко, где ее и похоронили.

Хотя Гуро во многом разделяла идеи группы «Гилей», она отказалась присоединиться к ней, и, вероятно, одной из причин отказа явилась приверженность этой группы южнорусским культурным традициям, имеющим греческие и скифские корни и воспринятым в качестве источника новых художественных идей. Гуро, напротив, была сторонницей того «северного мифа», который сыграл важную роль в русской литературе, в том числе, в немалой степени, в символистской. Простота и чистота ее «примитивных» северных пейзажей созданы благодаря немногим, устойчиво повторяющимся образным элементам: елям и березам, морским берегам и дюнам, чайкам, дачам, солнцу и морю. Эти детали нередко представлены в форме ее детских воспоминаний и воссоздаются как бы глазами ребенка. футурнстскнв элементы в ее произведениях — это игра со словами, которая, однако, больше похожа на звон детских колокольчиков и детскую болтовню, чем на продукт футуристической теории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: