Опыт замкнутости личностиВ период, предшествовавший встрече с Зиновьевой-Аннибал, Вяч. Иванов пребывал в глубоком душевном кризисе, который он позже назовет «безысходным идеализмом»: «Опасность идеализма заключается в том, что человек… в акте познания… полагает все лишь своим объектом и через то неизбежно приходит к признанию себя самого единственным источником всех норм. Познание, став чисто идеалистическим, провозглашает всеобщую относительность… всех ценностей: личность оказывается замкнутой в своем одиночестве». Опыт замкнутости личности в своем одиночестве — столь знаменательный впоследствии, например, для Сартра или Беккетта — стал центральным переживанием молодого поэта. Освобождение от плена самодовлеющего «я» было не абстрактной задачей, но жизненно важным внутренним делом. Душевный переворот, вызванный любовью исключительной силы, составляет психологический подтекст первого его сборника. На раннем ивановском творчестве отразились и интеллектуальные влияния того же направления — в ту пору главным образом Ф. Ницше и Вл. Соловьев. Ницше дал русскому поэту и ученому могущественный толчок — ницшеанская концепция Диониса и «дионисийского начала» захватила его воображение. И однако, есть принципиальное различие в их восприятии: для Ницше Дионис есть явление в первую очередь психологическое и эстетическое, расположенное как вне этики, так •и вне религии: для Вяч. Иванова он по преимуществу феномен религиозно-психологический. Дионисийский экстаз трактуется им как состояние субъекта, при котором чужое «я» постигается не как объект, а как другой субъект. Акт существенной, экстатической любви открывает для любящих и присутствие Бога. Так уже здесь намечается представление о встрече «ты» и «я» в реальности высшей, играющее решающую роль в ивановской антропологии. Разумеется, он был далек от отождествления Диониса с Христом. Дионис им рассматривается как способ, а не как сущность. Именно таким он впоследствии и займет свое место в христоцент — рической историософии Вяч. Иванова в качестве стадии-аспектаОткровения, одного из «рассветных снов» жаждавшего истины эллинства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: