Органический охватОднако еще до 1917 года он опубликовал работы о Достоевском, Гоголе и выработал метод, с помощью которого пытался примирить социологию и «органический охват» произведений. В общем, не переоценивая значение марксизма, следует сказать, что он, по-видимому, был распространен в университетских кругах до 1914 года, и его методология вызывала определенный интерес некоторых ученых. Об этом свидетельствуют работы профессора Василия Келтуйалы, специалиста по средним векам, считавшего, вопреки общепринятым представлениям, что древнерусская литература зародилась в аристократической среде, а также исследования Павла Сакулина, который наряду с несколькими представителями марксистской литературной критики принимал активное участие в создании «Истории русской литературы XIX века» Овсянико-Куликовского.

Считая, что ключ к эволюции жанров следует искать в общественном окружении, Веселовский в то же время был далек от представления о литературных произведениях как о документах и, как кажется, хорошо понимал настоятельную необходимость определения области и методов истории литературы. Так, в 18 93 году он писал: «История литературы напоминает географическую полосу, которую международное право освятило как res nullius, куда заходят охотиться историк культуры и эстетики, эрудит и исследователь общественных идей. Каждый выносит из нее то, что может, по способностям и воззрениям, с той же этикеткой на товаре или добыче, далеко не одинаковой по содержанию». Через пятнадцать лет эти слова будут с удовольствием повторять русские формалисты.

Общетеоретическое значение «Исторической поэтики» Веселовского не должно заслонять другую важную сторону его деятельности: благодаря ему в России начали изучать западную литературу. По его инициативе в Санкт-Петербургском университете было создано романо-германское отделение, подобного которому в то время не было ни в одном другом русском университете. Среди других представителей компаративистской школы можно назвать Алексея Веселовского, ученого меньшего масштаба, чем его брат, оставившего, однако, значительные труды, Евгения Аничкова, Федора Батюшкова, автора, в частности, «Истории западной литературы 1800 — 1910» и исследований по художественному переводу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: