Отсчет традицийПозволительно было бы вести отсчет традиций русского футуризма с родоначальницы эпопейного жанра — поэмы «Слово о полку Игореве» через такие пестрые вехи, как национальный фольклор, ломоносовская ода великого русского столетия, классическая поэзия золотого века, декаданс конца XIX века и, конечно, все рушащая модель символизма! Как пример разумного противоядия филонеизму современной западной критики приведем решительный ответ Игоря Стравинского тем, кто, думая, наверное, засвидетельствовать его исключительность, расценивал его творчество как «революционное»: «Зачем перегружать искусствоведческий словарь этим громким термином, обозначающим в самом привычном своем значении состояние смуты и насилия, в то время как есть столько слов, более подходящих для обозначения творческой самобытности? По правде говоря, я был бы в затруднении привести вам из истории искусства хотя бы один факт, который можно было бы оценить как революционный. Искусство конструктивно по самой своей сути. Революция включает идею резкого нарушения равновесия. А искусство противоположно хаосу. Оно не может отдаваться во власть хаоса без того, чтобы сразу же не оказалась под угрозой жизнь его произведений, само его существование».

Благодаря одному из тех парадоксов, на которые не скупится История, даже «большевики с улицы», эти мастера в искусстве лжи, оказались под воздействием’ футуристического буйства слов; и какой-нибудь Лев Троцкий со всем хитроумием софиста сопоставлял профессионалов политического действия, укорененных в «революционной традиции», и нигилистов футуризма, как если бы эти последние действительно писали на чистой странице, сотворяя абсолютное начало. Пожалуй, Осип Мандельштам в своих «Заметках о поэзии» лучше других выразил эту традицию русских «футуризмов», уходящую в глубь веков и неотделимую от самой истории языка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: