Переосмысление фольклораУже в этом переосмыслении фольклора, который становился не объектом благоговейного любования, а грубым, неотесанным рабочим материалом, заключалась смелая новизна. И хотя множество деталей партитуры «Весны священной» связаны и с предшественниками Стравинского, и с его «Петрушкой», новизна той музыки во многом носила абсолютный характер. Она заключала в себе новое музыкальное мышление вообще, основанное на полном отказе от мажора-минора, от симметрии и ка — дансовых завершений фразы, на использовании переменной метрики, очень часто с необычным нечетным числом долей в такте, на полиритмии, политональных и фонических «многоэтажных» наслоениях. Сила воздействия этих приемов необычайно велика, и, как показало время, «Весна священная» способна соперничать и сосуществовать рядом с наиболее экспрессивными образцами музыки романтизма и неоромантизма.

Сергей Прокофьев как композитор развивался параллельно со Стравинским — их индивидуальности, по крайней мере в начальный период, были во многом схожи. Они испытывали на себе одни и те же влияния петербургской музыкальной жизни. Необычайно одаренный, Прокофьев был в тринадцать лет принят Римским-Корсаковым и Глазуновым в консерваторию, которую закончил как пианист и как композитор. Его первое выступление со своими произведениями, как уже упоминалось, состоялось на «Вечерах современной музыки» в 1908 году.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: