Переводные пьесыОба эти спектакля не имели ролей для Комиссаржевской: это был успех драматургов и режиссера. Но и в переводных пьесах почти все ее роли мало подходили актрисе: пьесы подбирались без учета ее артистической индивидуальности. К тому же излюбленный режиссером принцип «неподвижного театра» окончательно сковывал душу и тело на сцене, лишая артистку всякой творческой свободы. Разрыв Комиссаржевской с Мейерхольдом становится все более неизбежным. Оглушительный провал «Пелеаса и Мели — санды» окончательно решил дело. Это был не только крах тогдашних режиссерских принципов Мейерхольда, но и провал самой Комиссаржевской в роли Мелисанды. Мейерхольд был изгнан из театра в самый разгар сезона.

Комиссаржевская была великой актрисой, но она остро нуждалась не только в собственном театре, но и в Своем режиссере, способном подчинить репертуар и весь стиль постановок интересам творческого расцвета артистки. Такого режиссера В. Ф. Комиссаржевская так никогда и не встретила. Ее брат Федор Комиссаржевский дебютировал как режиссер в «Свадьбе Зобеиды» Гуго фон Гофмансталя под руководством и с помощью Мейерхольда. После этого он приложил немало усилий, чтобы избавиться от Мейерхольда. Но, став на его место, тоже не стал тем режиссером, который был нужен для творческого роста сестры. Он был тогда начинающим режиссером, культурным, но без оригинальных театральных идей. Эта художественная вторич — ность была противопоказана таланту Веры Комиссаржевской. К тому же режиссерские амбиции брата сильно превышали его возможности: он тоже не вполне понимал масштаб дарования и значение сестры для русского театра и, несмотря на их взаимную привязанность, не умел служить ее таланту.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: