Переходное состояниеЧехов — поэт «переходного состояния», перехода от тусклой, засасывающей жизни к жизни свободной и ясной: писатель, обвинявшийся в отсутствии идеалов, явился носителем самого универсального идеала русской литературы — идеала цивилизации, который до него с такой же ясностью переживался только Пушкиным. В то время как в русской литературе господствуют идеологии-гиганты, от славянофильской Достоевского до анархиствующей Толстого, от аристократической и религиозной символистов до пролетарской и атеистической Горького, Чехов кажется безоружным. На самом же деле он обладал огромной силой, позволившей ему выстоять в одиночестве в сложное и суровое время и подняться над ним, создав собственный ценностный и поэтический мир. Как произошло чудо, что бедный студент-медик из провинции, писавший под псевдонимами в юмористических журналах, стал одним из великих писателей нашего времени?

В 80-е годы, в промежутке между двумя великими фазами развития русской литературы, начинается литературная деятельность Чехова как репортера и юмориста. Это первый период его творчества, приходящийся на середину десятилетия, затем следует второй, охватывающий десятилетие 90-х годов, далее следует третий, заключительный, вплоть до смерти. Такое традиционное деление творчества писателя на три периода приемлемо с учетом условности, позволяющей сохранить момент единства, а главное, внутренней напряженности всех чеховских литературных исканий. И внешне, с точки зрения условий литературного труда, более всего различаются первая фаза, период «Антоши Чехонте», и последующие. Но именно в этой фазе, при всем ее кажущемся отличии от двух последующих, надо искать корни своеобразия зрелого Чехова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: