Поэтическая формаНо поэтическая форма Каменского становится гораздо более абстрактной, например, в цикле «Железобетонных поэм» «Танго с коровами», где слова, разбросанные ударной волной синтаксического взрыва, заново выстраиваются в хитроумные типографские комбинации по законам «буквы», то есть согласно чисто визуальным и графическим особенностям слова; то же самое — в некоторых прозаических кусках, например в рассказе «Зима и май», составленном из фраз в одну или две строки, которые располагаются друг над другом, как стеки, и где быстро множатся неологизмы на эротическую и религиозную темы; или же «Поэми — ха о Хацу», «поэмиха» в прозе, которая повествует в лирическом ключе, при наплыве новых слов, о любовных приключениях автора, пилота, и молодой танцовщицы из цирка, индианки Хацу.

Группа «Центрифуга» была первой школой футуризма для Пастернака и Николая Асеева, но родословная этого небольшого кружка и теоретические принципы, выдвинутые в его манифестах и хартиях, наглядно иллюстрируют преемственную связь символизма и футуризма, связь, которая чувствовалась уже в двух других движениях: эго — и кубофутуризме. «Лирическое пространство» и «лирическая тема», предложенные Сергеем Бобровым, теоретиком движения, как и сами принципы поэзии, кажутся сегодня довольно банальными. Эссе Пастернака «Вассерманова реакция» развивает главную тему С. Боброва и устанавливает различие между подлинным футуризмом и псевдо — футуризмом, опираясь на критерии поэтической техники: метафоре Шершеневича, основанной на явлении подобия, Пастернак противопоставляет уподобление по смежности, возникающее в объятом силой лирики сознании. Второе эссе, «Черный бокал», уточняет общую идею футуризма как искусства скорости. Скорость и нервозность футуристского письма фактически являются внешним показателем футуристского «абсолюта», который проявляется прежде всего в героической попытке захватить в плен вечность с помощью лирического жеста. Концепция Боброва, таким образом, была углублена, но изложена столь претенциозным и высокопарным языком, что стоила Пастернаку язвительного замечания его противника Шершеневича: «Люблю таких замысловатых критиков. Ни слова в простоте не скажут! Но, увы! я сильно предполагаю, что именно г. Пастернак является жертвой обывательской недоступности научного способа мышления, и возражать на пастерна — ковскую, вероятно, блестящую статью я не могу, так как она, говоря откровенно, внутренне неразборчиво написана».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: