Поэтическая системаГлубокое расхождение между двумя, казалось бы, непримиримыми поэтическими манерами обусловлено, как это ни парадоксально, той второстепенной ролью, которая отводилась в хлебниковской поэтической системе самой поэзии: в конечном счете футуризм, по мысли Хлебникова, представлял собой скорее рациональное исследование законов времени, чем поиск новой поэтической формы, ибо художественный язык сам по себе неспособен владеть временем. Тем не менее не должен вводить в заблуждение тот факт, что на пути языкового обновления Хлебникова обогнали такие радикалы «зауми», как Алексей Крученых и Илья Зданевич: для Хлебникова обновление шло на ином формальном уровне поэтического языка; оно заключалось в поиске живых Сил речи, тех тенденций, которые, проявляясь в сегодняшнем состоянии языка, определяют его будущее. Словесное экспериментирование было лишь одним из моментов постижения динамики, присущей языку, ускорителем процессов языкового творчества в том виде, в каком поэт встречал его в народе, в речи первобытных людей или у детей. Противоречие между экспериментаторством и традиционализмом является лишь частным случаем антиномии футуризма и примитивизма, скрытой его личиной.

Мандельштам в своей статье «Буря и натиск» верно подметил близость футуристского искусства, и особенно поэзии Хлебникова, к романтизму, и не только потому, что футуризм взялся за возрождение национального прошлого или стремился «расширить пределы русской литературы» , но прежде всего из-за того пристального внимания, которое уделялось принципам построения, языковым средствам, уводящим от темы к внутренней сути творческого акта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: