Политическая сатираНо поразительно, насколько во всех случаях эта политическая сатира не смешна. Она целит не столько в конкретные персонажи,

Сколько в ставшие стереотипными и бесцветными силуэты, которые почти взаимозаменяемы. Таков портрет «либерала с рабовладельческой душой», который говорит «о праве, о народе, о равенстве и братстве и свободе, но чье сердце изъедено страшной болезнью: ему хочется сечь крестьян» . Когда же сатира становится более жестокой и конкретной, как это часто бывает у Князева, она граничит с грубостью.

Убедительным объяснением столь плоской сатиры может быть нажим цензуры. И в самом деле, «Сатирикон» был связан ее сетями много раз. Только в 1913 году номера 1, 13, 23 и 4 8-й были конфискованы. Естественно поэтому, что цензура вынуждала авторов журнала пользоваться эзоповым языком: так появились псевдорепортажи о Персии, царский двор которой был более чем призрачным камуфляжем для изображения русской действительности. Более того, сама цензура стала богатым источником вдохновения для авторов «Сатирикона». Ей посвящали специальный номер журнала в 1913 году.

Подводя итоги в «Новом Сатириконе» , Аверченко перечисляет категории «неприкосновенных» в обществе, которым покровительствуют цензоры. Это: 1) военные; 2) голодные крестьяне; 3) монахи; 4) министры.

Было принято сочинять и публиковать стихи на тему молчания или замалчивания. В коротком стихотворении И. Востоков хвалится тем, что поет «свободно, храбро, перед всем светом… как зяблик», поскольку полиция не может поставить ему в вину его птичьи песенки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: