Понимание идеализмаВ отличие от Струве и Бердяева Булгаков обосновывал свой разрыв с марксизмом мотивами исключительно экономическими. В книге «От марксизма к идеализму» он определил экономический материализм как «вредный привесок к идее социализма». Значение для него имело лишь то, что он называл «социальным идеалом» марксизма, — «тот идеал марксизма, который… дается не наукой, а "жизнью"». Если до этого он считал, что социальный идеал может быть осуществлен с помощью марксистской социологии, то при переходе к идеализму этот идеал предстал перед ним как религиозно-метафизическая проблема, ибо она тесно связана с идеей абсолютной ценности личности.

Как ни различно было понимание идеализма у отдельных его представителей — критический, трансцендентальный, трансцендентный и метафизический идеализм существовали одновременно, — признание себя сторонником идеализма не ограничилось небольшой грунпой бывших «легальных марксистов». Идеализм все больше распространялся среди академических философов, при этом значительную роль играл журнал «Вопросы философии и психологии» . В 1903 году профессор философии права Московского университета П. И. Новгородцев издал сборник «Проблемы идеализма». Он включал в себя статьи бывших «легальных марксистов» и «либеральных представителей академической философии». Среди последних были князья Е. Н. и С. Н. Трубецкие, С. А. Аскольдов, а также некоторые юристы и социологи, склонявшиеся к юридическому и политическому либерализму, — В. А. Кистяковский, в качестве неокантианца стоявший близко к «легальным марксистам», А. С. Лаппо-Данилевский, Ф. Ольденбург и Д. Е. Жуковский. С философской точки зрения «Вопросы идеализма» отнюдь не однородны из-за различного понимания идеализма авторами статей. Единственное, чем связаны между собой статьи, тем самым сообщая сборнику известную целостность, — это общая их борьба против научного позитивизма. Тот факт, чтобывшие марксисты выступили здесь открыто под знаменем идеализма и сближались с политическим либерализмом, имел немаловажное значение для популярности сборника. Высказываемые авторами взгляды вызывали удивление и активное неприятие у большей части интеллигенции. Два года спустя, говоря о «Вопросах идеализма», Булгаков считал, что этот сборник должен был называться «Проблемы социального идеализма».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: