Последовательный футуристКак последовательный футурист, которому в первую очередь живопись открыла пути высвобождения художественного материала, Хлебников с самого начала рассматривал словесный материал по аналогии с цветом и ввел понятие «звукописи», основанной на наивных соответствиях языковых фонем краскам. Этот параллелизм отнюдь не был оригинальным и лишь повторял старое учение символистов о «соответствиях». Сведение воедино исканий в области языкового «разума» и природы времени должно было вывести футуризм из этого тупика: именно число, которое было, на его взгляд, способом унификации явлений самых, казалось бы, несовместимых, не могло не прийти на ум при внимательном изучении тайн языка — оно словно распространяло свое владычество на царство человеческого голоса. А значит, разложение слов русского языка на первоэлементы в сочетании с постулатом о главенствующей роли звука подтверждало, как ему казалось, вывод о том, что звуки имеют смысл: «Итак, каждый согласный звук скрывает за собой некоторый образ и есть имя».

Поэзия Хлебникова отмечена целым рядом противоречий, которые придают ей возвышенно-патетический характер. Первое и, бесспорно, наиболее явное противоречие проявляется в постоянном, на протяжении всего творческого пути, колебании между экспериментальным типом поэтической композиции и моделью, более бережно относящейся к формам, унаследованным от традиции. Это противоречие наиболее ярко проявляется в период воинствующего футуризма, во времена первых будетлянских манифестов и публичных выступлений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: