Прием олицетворенияВажной приметой этого стиля является чрезвычайно широкое использование приема олицетворения, антропоморфизма. Можно увидеть при этом, что олицетворение для Л. Андреева — не просто средство образности, а отражение своеобразия его поэтического видения вообще. Это очень существенное для поэтики Л. Андреева и экспрессионизма в целом обстоятельство. Олицетворенная вещь не сравнивается здесь с живым существом, обычно с человеком, а скорее приравнивается к нему, ведет себя как живое существо, как человек. Она равна ему или даже превосходит его, она способна обнаружить свое отношение к нему — чаще всего резко враждебное, — противостоять ему или вступать с ним в общение, спорить с ним и т. д. Художник-экспрессионист как бы отбрасывает нас к анимистическому мировосприятию; следовательно, олицетворенная вещь здесь не просто метафора и даже не символ, а как бы отражение мифологического мышления. Поэтому и функция его произведений не сводится к «психологическому параллелизму» , когда олицетворенная вещь лишь сопутствует герою, его эмоциям, имитирует его ощущения, а выступает как самостоятельная сила, даже если она, что обычно и бывает, дана в восприятии героя. Вот характерный для Андреева семантико-стилистический ход: «Я кричал, пел, плясал, и весь мир кружился в моих глазах как пьяный» , где пьян сам мир, а не воспринимающий его герой. Вот еще пример из рассказа «Иуда Искариот» : «Но и в третий и в четвертый раз пришел к нему Искариот, настойчивый, как ветер, который и днем и ночью стучится в запертую дверь и дышит в скважины ее». Здесь замечательно то, что не ветер стучится в дверь, как настойчивый Искариот, а наоборот: человеческие действия и свойства приписываются ветру, как первоначальные для него, а затем уже при сравнении с ним переносятся на человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: