Примирение с ГорькимПримирение с Горьким тоже оказалось непрочным. Он согласился отдать «Детей солнца» театру, поставив «условия, ограничивающие власть Немировича». Тем не менее оказалось, что постановка без участия Немировича просто не может быть осуществлена в договорные сроки. С трудом сдерживая эмоции, оба чувствовали себя в ложном положении. Вероятнее всего, одним из «условий» Горького было участие М. Ф. Андреевой в спектакле, и она потребовала себе лучшую роль:— Лизы. Одиако властный, волевой и решительный характер актрисы совсем не подходил к этой роли с ее трагическим планом; это раздражало даже Горького…

Горький так никогда и не смог простить Немировичу-Данченко его правоты в оценке «Дачников», особенно же того, что он и сам вынужден был осознать эту вещь как неудачу. Он оправдывал художественную слабость «Дачников» общественной пользой, утверждая, что это «не искусство, а меткий выстрел». Вполне вероятно, что неутихающая вражда к Немировичу-Данченко вызвала и те ни с чем не соразмерные по ожесточенности выступления против «карамазовщины», которыми Горький в 1913 году встретил одно лишь намерение инсценировать роман Достоевского «Бесы»; попутно Горький обругал и спектакль «Братья Карамазовы», которого не видел, и самого Достоевского, и всех его героев. Разумеется, тут действовал и «принцип партийности», и личные комплексы, но степень раздражения и грубость нападок, доведенных до нарушения элементарных культурных приличий, одним идеологическим неприятием Достоевского вряд ли можно объяснить. Статьи 1913 года, «О карамазовщине» и «Еще раз о карамазовщине», знаменовали собой окончательный разрыв Горького с Московским Художественным театром, по крайней мере дореволюционного периода. Пьесы, написанные им в 1906 году и позже, если не были запрещены цензурой, то шли где угодно, но только не во МХТ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: