Простое и настоящееВсе, что было неясно и смутно между нами, мне кажется просто и радостно». Характерное для Волошина письмо: важно простое и настоящее, а все неясное и смутное надо преодолеть. Стихотворение «Таиах», адресованное Сабашниковой, объясняет будущий неизбежный разрыв Волошина с женщиной, которую он долго и серьезно любил: «Час настал. Прощай, царевна! / Я устал от лунных снов… / Я устал от лунной сказки, / Я устал не видеть дня…» Царевна Таиах, мать фараона Эхнатона и свекровь Нефертити, до конца жизни сопровождала Волошина: ее гипсовый слепок стоял в его мастерской в Коктебеле; по мнению Волошина, на нее была похожа Маргарита Сабашникова. И несмотря на преданную к ней любовь, Волошин отдалился от лунных снов и сказок; превыше всего он ценил материальную определенность мира. В краткой автобиографии «О самом себе» он в 1930 году писал: «Я горжусь тем, что первыми ценителями моих акварелей явились геологи и планеристы, точно так же, как и тем фактом, что мой сонет «Полдень» был в свое время перепечатан в Крымском журнале виноградарства. Это указывает на их Точность».

У Мандельштама время снято, устранено. Эллада продолжает жить на современном Киммерийском побережье, как много веков назад: Персефона вступает «в легкий круг» теней, кружащихся в Аиде, а «душа моя» — среди живых, среди «прелестных загорелых рук». Прошлое и настоящее взаимопроникают друг в друга, ибо «раскрывается с шуршаньем / Печальный веер прошлых лет»: годы, века сосуществуют рядом как планки веера. Таково бергсонов — ское отрицание времени, характерное для поэзии Мандельштама: события связаны между собой не последовательно, а параллельно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: