Пункт помешательстваА если применить метод молодого Чуковского к самому Корнею Чуковскому — что получится? Каков его «пункт помешательства»? Скорее всего — Искусство. Любая словесность, не ставшая искусством, лишена для него литературной и даже научной ценности. Искусство же требует образности, тщательного словесного отбора и лексического богатства, эмоциональности и безусловной, общедоступной увлекательности. Искусством все может стать — даже книга «Высокое искусство», посвященная столь специальной области, как теория перевода, должна быть произведением литературным, оставаясь ученым трактатом. Есть еще одно понятие, которое объединяет многожанровость Чуковского: Журналистика. Само по себе это слово кажется обидным — оно вызывает ассоциации со словами «легковесность», «поверхностность», «недолговечность». Отчасти это верно. Но литература растет на разных почвах; лирические миниатюры Пушкина имеют своей почвой альбомные мадригалы, трагические стихи Блока — псевдоцыганские романсы, некоторые поэмы Некрасова — газетные фельетоны. Корней Чуковский создал новый вид литературно-критического искусства на основе журналистики, которая требует от автора безусловной увлекательности Сегодня и широкой доступности любого самого трудного материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: