Различные собранияВ Петербургском религиозно-философском обществе на различных собраниях обсуждался «религиозный социализм» группы марксистов, известных под именем «богостроителей». В своей повести «Исповедь» Горький писал: «…Люди делятся на два племени: одни — вечные богостроители, другие — навсегда рабы пленного стремления ко власти над первыми и надо всей землей. Захватили они эту власть и ею утверждают бытие Бога вне человека, Бога — врага людей, судью и господина земли. Исказили они лицо души Христа, отвергли его заповеди, ибо Христос живой — против их, против власти человека над ближним своим… Но живы и бессмертны богостроители; ныне они снова тайно и усердно творят Бога нового… Бога красоты и разума, справедливости и любви!» Они, сознательные работники, создают Бога «из мощи коллектива», они «собирают народ воедино, освещают перед ним тайное лицо его, помогают ему осознать силу воли своей, указывают людям единый и верный путь ко всеобщему слиянию ради великого дела — всемирного богостроительства ради!» В конце повести больная вылечивается чудесным образом, по видимости с помощью сверхъестественного видения, на самом деле — благодаря горячей и реальной вере собравшейся толпы. Для героя повести это означает, что народ сплотившийся благодаря своей творческой силе может совершить чудо, другими словами, что народ может сотворить Бога.

Вера как могучее творческое чувство и бог, созданный избытком сил, — бог красоты и разума, справедливости и любви — это были идеи, которые исповедовали в течение десяти лет молодой марксист А. В. Луначарский и некоторые из его товарищей по большевизму. Совершенно сознательно они стремились углубить те аспекты — гносеологические, эстетические и этические, — которые в марксизме отступили на второй план. Они хо — ‘тели при этом преодолеть сведение марксизма к уровню «поверхностного просветительства материалистов XVIII века», инкриминируемое Г. В. Плеханову. Их требования — «сообщить марксизму большую эмоциональную широту» и считать религиозную мистику необходимым дополнением научного социализма — выкристаллизовались в длительных дискуссиях, которые привели к их изгнанию вместе с молодым Бердяевым. Молодой Бердяев был одним из важнейших участников дискуссий. Общие черты их мировоззрения — с одной стороны, Луначарского, В. А. Базарова, Н. Вольского и частично А. Богданова, а с другой, Бердяева и Булгакова — можно проследить вплоть до отдельных частностей и терминологии. Луначарский, как и Бердяев, апеллирует к «новому религиозному сознанию», одновременно мистическому и социальному, если даже очень скоро они начинают понимать под ним и нечто принципиально другое: Бердяев — трансцендентного Бога, а Луначарский — религию, имманентную социал-демократии. Изданные вскоре при участии Бердяева и Булгакова «Проблемы идеализма» встретили резкое неприятие со стороны Луначарского, Богданова и Базарова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: