Религиозно-социальная ангажированность философовЭта религиозно-социальная ангажированность философов — идеалистов продолжалась недолго. За революционным энтузиазмом вскоре последовал отход от социальных интересов и обращение к философским, религиозным и частично теологическим вопросам. Путь Булгакова особенно характерен. Если вначале он отвергал самодержавие как «главного врага религии», как несущее ответственность за «главную ложь нашей церковности», то вскоре после революции он признавал царскую власть как нечто священное. Будучи по своей сути теократичной, она рассматривается отныне как основа религиозно-мистической философии, которую он и развивал в дальнейшем. В прямой связи с апологией самодержавия протекает и процесс отказа от прежних идей, ориентированных на политическую реальность. В стремлении к личному самосовершенствованию Булгаков, сын священника, сам в 1918 году принимает священнический сан. Тем самым «дотеологический» период его исканий завершается. И Свенцицкий принимает сан в 1917 году в Москве, после того как на Кавказе он некоторое время примыкал к некой аскетической секте. П. А. Флоренский стал священником еще до революции. Подобные примеры не были исключением в среде русской интеллигенции, искавшей Бога.

В то время как радикально и социально мыслящие представители описанных выше групп все больше обращались к религиозной философии, уводящей от окружающего мира и обращающейся к внутреннему миру личности, религиозно-философское мироотно — шение писателей, связанных с символизмом, все более радикализировалось. Духовная эволюция обеих групп отражалась весьма выразительно в деятельности Московского и Петербургского религиозно-философских обществ в период между 1907 и 1917 годами. Эти общества были организованы для того, чтобы их члены могли — в ряде случаев вместе с некоторыми представителями либерального и прогрессивного духовенства — «рассуждать о религиозно-философских вопросах с большей или меньшей степенью выявления своего субъективного эмоционального к ним отношения». При всем различии обсуждавшихся тем и при всей несхожести складывавшихся религиозных представлений о мире оба эти общества были, без сомнения, самыми значительными центрами религиозных исканий дореволюционной интеллигенции, которая не в последнюю очередь с их помощью обращалась к общественности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: