Решительное неприятиеИзвестно, например, решительное неприятие Буниным стилистических устремлений Ремизова. Н. В. Кодрянская, автор известной монографии о Ремизове, вспоминает, как раздражали Бунина рассуждения Ремизова о порче русского языка и его попытки «писать так, как писали до Петра, или уловить разговорный, живой склад речи того времени». Н. В. Кодрянская приводит шутливые по форме, но тем не менее весьма серьезные по существу слова из письма к ней Бунина, где он высмеивает попытки Ремизова «возвращать испорченный всеми нами русский язык на его исконный Истинно-русский лад»,

В то же время оба стилистических направления в литературе начала века объединяет отмеченное выше стремление к открытому авторскому слову, открытому выражению авторского отношения к изображаемому вплоть до ослабления имплицитности образа автора. Заметим, что это относится и к той прозе, которая отнесена была выше к прозе «эстетической»: для Розанова, Ремизова, Белого принципиально не характерна ориентация на чужое, неавторское слово. Здесь нет рассказчика, носителя чуждого автору языка — ни композиционно, ни стилистически; как бы ни был язык насыщен здесь приметами устной речи, он остается авторским. Поэтому повествование названных авторов, вопреки сложившейся в научной литературе традиции, надо вывести за пределы сказа, вообще за пределы «объектной» прозы, несмотря на то что с точки зрения материала оно выглядит отчасти как ее наследник.

Как следствие открытости авторского слова в рассматриваемой литературе выступает нетипичность для нее объектных форм типа несобственно-прямой речи. Это естественно: объектная проза, демонстрация «чужого слова» в структуре повествования, в частности несобственно-прямая речь, органически связаны с импли — цитностью образа автора. Всякие проявления эксплицитное, «открытости» автора, по существу, делают невозможными или, во всяком случае, искусственными любые обращения к чужому слову в повествовании. Поэтому и естественно здесь обнаружение прямой авторской экспрессии, что более характерно для литературы романтической и чуждо реалистической системе; экспрессивные формы в повествовании такого типа не воспринимаются как несобственно-прямая речь, что типично для повествования реалистического.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: