Революционный мифСимволисты вырабатывали свою политическую позицию, опираясь на тот революционный миф, который они «вычитали» из русской литературы. По Мережковскому, нормально развивающееся общество вынуждено делать выбор между двумя путями, указанными Соловьевым: путем богочеловеческим, церковным, или путем человекобожеским, государственным. Это новое прочтение Достоевского как пророка всеобщего деспотизма или торжествующей теократии характерно для символистов — художников и политиков, равно как для Бердяева и мыс — лителей-«идеалистов»: поставленные перед выбором между утопией и антиутопией, они дали волю таким манихейским фантазмам, как борьба Востока и Запада, или «желтая опасность»: подобное сведение всех проблем к проблемам национальным И даже расовым кружило им голову…

В 1908 году Модест Гофман опубликовал свою антологию символистских и декадентских поэтов, в которой назвал тех и других «романтиками». В антологию он включил стихи Мережковского, Зинаиды Гиппиус, Минского, которые сегодня читать невозможно, и стихи Коневского, Сологуба, Бальмонта, Брюсова, Белого, Блока, Иванова, Городецкого, Волошина, Кузмина, которые до сих пор восхищают читателей. Очевидно, что понятие «символизм» Гофман толковал очень широко. Впрочем, современный исследователь вообще отказывает этому понятию в праве на существование, предлагая заменить его термином «модернизм». В 1910 году Эллис, довольно бесцветный поэт, но первостепенная фигура символистского быта, выпустил книгу «Русские символисты». В ней представлены только три поэта: Бальмонт, Брюсов, Белый; их портреты предваряет пространная статья о «сущности символизма». За два года символизм принял «философический» облик и вдобавок объявил себя переживающим кризис. 2 6 марта 1910 года Вячеслав Иванов читает в «Обществе ревнителей художественного слова» доклад «Заветы символизма»-*. Он предлагает Блоку сделать ответный доклад. 8 апреля Блок читает свою статью «О современном состоянии русского символизма». Оба сочинения публикуются одновременно в новом журнале «Аноллон», сменившем «Весы»; журнал этот начал выходить под руководством Анненского ; редактором его был сын известного художника-пе — редвижника, денди Сергей Маковский. На полемику отозвались Городецкий, Брюсов и Мережковский — все трое весьма саркастически. Спор 1909 года касается самой сердцевины символистской доктрины — «теургии», отношения искусства к жизни. Иванов видит в символизме возвращение к «языку богов» мифологической эры, когда общение было непосредственным и магическим. Русский поэт Федор Тютчев, по его мнению, первым понял, что разрушение этой магии несет поэзии гибель: «Задачею поэзии была заклинательная магия ритмической речи, посредствующей между миром сущностей и человеком».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: